Игорь Копылов: Семья как «загадка мироздания» - «Отцы и дети»


В его фильмографии – актерской, сценарной, режиссерской – десятки картин, среди которых есть и драмы, и остросюжетные детективы. Он много работает, но не гонится за славой, а в кино-экспедициях очень скучает по семье.


Журналу «Батя» Игорь Копылов рассказал, о чем не успел поговорить с отцом, как детские привычки повлияли на выбор профессии, почему актер решил стать режиссером и чувствовали ли его дети «особый» статус на съемочной площадке.



Копылов Игорь Сергеевич – актер, режиссер, сценарист. Родился 1 июня 1967 года в Ленинграде. Окончил ЛГИТМиК (1991 г., курс А.И.Кацмана и В.М.Фильштинского). Начинал как актер в театре «Фарсы», небольшом творческом объединении однокурсников-выпускников Ленинградского театрального института – любимом зрителем, запоминавшемся, просуществовавшем 16 лет. Параллельно снимался в кино, готовил сценарии для литературно-драматических радиопередач, позже стал работать как режиссер и сценарист.


Одна из первых пьес была написана Игорем Копыловым в 24 года. Трагическая история распада семьи «Не скажу» через полтора десятилетия была воплощена на экране под его режиссерским руководством Елизаветой Боярской и Максимом Матвеевым. Последние семь лет снимает исторические картины («Ржев», «Крылья Империи», «Ленинград 46» и др.). Сейчас вместе с продюсером Валерием Тодоровским работает над фильмом о советских ученых ядерщиках «Бомба».


Женат, отец двоих детей.


Из актеров в режиссеры: «С детства не любил ждать»


— В вашем творчестве часто возникают сюжеты о семейных отношениях?


— Не могу сказать, что это главная тема фильмов, которые я делаю. Просто она всегда присутствует, потому что человек живет с теми обстоятельствами, которые дарит ему судьба, а семья – одна из главных ценностей.


— В вашем фильме «Очкарик» герой Яна Цапника – отец, поставленный в чудовищные жизненные обстоятельства, начинает мстить обидчикам. Почему вас заинтересовала такая история?


— Похожий сюжет в картине «Старое ружье» с Филиппом Нуаре, где во время войны немцы убивают всю семью учителя – такого же «очкарика». В результате человек, для которого жестокость и мучения несвойственны, начинает творить зло.


Когда-то на НТВ тема мести была в топе — граф Монтекристо жил в сердцах руководителей канала (улыбается), и я оказался участником проекта. Но обычно для меня эта тема не является основной. Почему она может быть интересна? Это чисто сартровская, экзистенциональная история о том, что человек поставлен в такие условия, когда по-другому он действовать не может.


— Ян Цапник свою работу в этой картине выделяет особо…


— Он отлично справился с ролью. А что касается отношения, мне вообще нравится, когда актеры после съемок испытывают благодарность не лично ко мне, а к материалу, в котором работали.


Ян об этом не знает, но на съемочной площадке мне пришлось прибегнуть к некоторым техникам, чтобы добиться нужных реакций. Цапник — талантливый артист и вокруг себя «заполняет пространство», ему хочется, чтобы оно жило им. Я до начала процесса собрал труппу и сказал: «Если увижу, что кто-то больше двух минут разговаривает с Цапником – уволю!» Приказ был выполнен, и Ян находился в несколько некомфортной атмосфере, что отразилось и в его игре.


Игорь Копылов с актером Яном Цапником на съемках «Мангуста» — первого режиссерского проекта.


— А почему вы ушли в режиссуру и сами редко снимаетесь в кино?


— Помимо таланта в кино нужна химия. Нужно, что бы тебя камера «любила». Есть, что называется, некая «химия» с пленкой, с камерой и у одних актеров она возникает, а у других – нет. Условно, Олег Иванович Янковский безусловно одаренный человек, но еще он мог просто сидеть в кадре и быть завораживающе интересн, а другому актеру, чтобы вызвать такой же интерес, надо приложить огромные усилия. Я не кокетничаю, когда говорю, что неинтересен на экране в обычных обстоятельствах. В то же время как актер, я знаю, что в обостренных предлагаемых обстоятельствах могу быть лучше. Но меня в таких ролях почти не снимали, а ждать я не хотел. Я и в детстве, когда ждал трамвая, через 5-7 минут ожидания, уходил, и даже если он меня обгонял, никогда не жалел. Я не мог прождать роль всю свою жизнь. А если бы прождал, а она прошла мимо меня? Я остался бы у разбитого корыта? Нет, я хочу, чтобы в моей жизни происходили события, и чтобы истории, которые наполняют мою голову, имели какое-то продолжение.


О славе и солидности: «Мама только недавно поняла, что у меня все нормально»


— Мама воспитала вас одна, а вы общались со своим отцом?


— Мы стали тесно общаться, только когда мне исполнилось двадцать лет. К сожалению, его уже нет в живых — он достаточно рано ушел из жизни, 23 года назад.


— Вы уловили в себе какое-то сходство характеров с папой?


— Мы не успели до конца узнать друг друга, о чем, кстати, я жалею, потому что возобновление общения было его инициативой. Но я по молодости и наивности этого не понимал и готов был без этого обходиться, не впитывал те моменты и не откликнулся по-настоящему. Да, мы поддерживали отношения, ездили к друг другу в гости и, наверное, только начали знакомиться, но…Отец не дожил год до рождения внука Семена. Я часто об этом думаю…


Родители Игоря Копылова Сергей Константинович и Антонина Ефремовна с маленьким сыном.


— Отец застал ваш успех?


— Он бывал у меня на спектаклях, но для людей его поколения успех измеряется в других категориях, к которым я отношусь очень спокойно. Для них успех – это звания, узнавание на улице… Мама, например, похоже только недавно поняла, что у меня все нормально (улыбается).


— Вы редко появляетесь в публичном пространстве. Почему?


— Возможно, публичность мне не помешала бы, но только потому, что она упрощает достижение какой-то цели. Для чего-то другого она мне не нужна, и поэтому сознательно я ее не ищу. Все идет своим чередом.


Если говорить о том, что публичность придает кому-то солидности, я вспомню историю знаменитого актера Владимира Коренева (к/ф «Человек-амфибия», «Дети Дон Кихота» и др. – прим. ред.), рассказанную им на съемках одного из моих фильмов. В молодости он вместе с еще несколькими студентами-актерами гостил на крымской даче известного режиссера Ивана Пырьева, мужа их сокурсницы Лионеллы Пырьевой. Однажды на пляже они увидели старичка, который шел с авоськой, в которой лежали бутылка водки, докторская колбаса и батон, а за старичком шел молодой человек и играл на дудочке. Ребята удивились этому зрелищу, а вечером их в компании Пырьева пригласили на соседнюю дачу – на день рождения академика Ландау. Каково же было удивление Коренева, когда в знаменитом физике он узнал того самого старичка, а в молодом человеке – его аспиранта. Коренев не удержался, подошел к Ландау и сказал: «Я видел сегодня вас на пляже, это было не солидно…» На что Ландау ему ответил: «Молодой человек, солидность дается человеку в компенсацию всего того, чего у него нет!»


Поэтому напускать на себя большую солидность и заниматься самопиаром я не хочу. Если все произойдет само собой – хорошо, нет – я без этого великолепно проживу.


С народной артисткой РСФСР Ларисой Ивановной Малеванной в сериале «Черный ворон».


О вкусах не спорят: «Я трижды прочитал сценарий, а сын – даже не досмотрел фильм»


— Вы много читали в детстве. Было ли это для вас способом ухода от реальности?


— Я был совершенно реальный мальчик — и двойки получал, и бегал на улице. Но читать мне очень нравилось.


Мы с моим другом детства успевали и в футбол играть, и карбид взрывать, и по крышам лазать. При этом совершенно точно три раза в неделю ходили в читальный зал библиотеки, потому что книги были в дефиците. Возможно, именно поэтому я полюбил букинистические магазины. Сейчас, слава Богу, купить можно любые книги, а в таких магазинах бываю реже – разве что в подарок кому-то редкую книгу купить.


— Читать успеваете?


— У меня в связи с профессией чтение стало более избирательным – по теме, а моя супруга Юля читает больше меня, успевает читать и специальную и художественную литературу. Два года назад мы с ней стали заново перечитывать классику. Это оказалось очень интересно, потому что со многими произведениями мы столкнулись в школе – в шестнадцать-восемнадцать лет. Тогда нам казалось, что мы все понимаем, включая проблему Анны и Каренина. А сейчас выясняется, что не только не понимали, но вообще не о том читали! (смеется)


— А что вы сами читали в детстве?


— Все подряд. Помню, летом после окончания первого класса я прочел «Трех мушкетеров», «Двадцать лет спустя», «Десять лет спустя» и «Овод».


Самое смешное, что я недавно вспомнил — одной из моих любимых книг была «Киносценарии». Интересное совпадение. Но тогда я даже не осознавал, что это будет связно с моим будущим. Кстати, «Айболит-66» я прочитал трижды – интересные книги тогда перечитывали по несколько раз, – а только потом узнал, что есть такой фильм Ролана Быкова и посмотрел его в кинотеатре.


— Какое кино смотрят ваши дети?


— Дочке Глафире будет 14 лет, и она категорически не любит западное кино, смотрит только наше. Сыну Семену 22 года, и ему всегда не нравилось русское кино. Сын смотрит больше западные фильмы.


Когда Семен был в классе шестом, я ему как-то сказал: «Сынок, надо смотреть и русское кино!» «Да ну, не хочу, оно скучное!» — ответил он. Тогда я говорю: «Хорошо, я дам тебе денег (на развлечения, на то же кино), а ты посмотришь наш фильм – «Айболит-66». Семен сел смотреть, а через двадцать минут говорит: «Знаешь, батя, денег не надо – все равно смотреть не буду!» (смеется)


— А ваше профессиональное влияние на детей чувствуется?


— Семен учится на юридическом факультете Санкт-Петербургского университета и в свое время отказался выбирать творческую профессию. Сейчас заканчивает бакалавриат и недавно сказал: «Батя, по-моему, я ошибся!» Теперь он думает, что все связанное с творчеством интересует его гораздо больше. Если он выберет что-то другое, препятствовать не буду, главное, чтобы он нашел себя.


Игорь Копылов с женой Юлией, сыном Семеном и дочкой Глафирой. 2007 г.


«Режиссерские детки», за которых не стыдно


— Вы брали детей с собой на съемочную площадку?


— И на съемках дети бывали не раз – и снимались, и работали.


Однажды я снимал фильм, где был маленький эпизод воспоминаний главного героя о том, как он воевал в Чечне и участвовал в захвате здания. По сюжету бойцы ожидают увидеть там снайпера, а вместо него находят чеченского мальчишку. Мальчик, который должен был играть эту роль, не пришел, и я «зачумазил» своего сына и отправил в кадр. Семен очень правдиво все отыгрывал, как-то неловко улыбался, и по смыслу это было очень классно. Но проблема состояла в том, что у Семена были брекеты, а у его персонажа их быть не могло. Я каждый раз просил его не улыбаться, но его организм срабатывал правильно, и он все равно улыбался. На третий раз я уже заорал, что я убью его! (смеется) В этот момент вся съемочная группа встала на защиту моего сына — не трогайте его, он прекрасно играет! (смеется)


Глафира снималась у меня в «Крыльях империи». Я и не думал брать ее на роль, но она, смущаясь, подошла и попросила разрешения пройти пробы. Честно пробовалась, и все получилось великолепно, но первый дубль на съемках сыграла плохо. Расплакалась. Через двадцать минут собралась и сыграла великолепно! А потом ей снова пришлось плакать – в следующей сцене надо было играть истерику. Сделала все хорошо и была счастлива.


Дочь Глафира и сын Семён приехали навестить отца во время его киноэкспедиции.


— Вы сказали, что дети работали на съемках…


— Семен был и реквизитором, и декоратором, и рабочим. С другой стороны, когда мы увидимся, если он не будет приезжать на площадку? Я редко бываю дома – часто уезжаю в кино-экспедиции.


А за детей мне никогда не было стыдно: они не бегают от работы, наоборот, и даже намека не было на то, чтобы они вели себя, как «режиссерские детки».


— Как вы думаете, вам удалось воспитать сына, как настоящего мужчину?


— В основных вещах — да, он – мужчина. Образованный, честный и порядочный парень.


Сын Игоря Копылова Семён.


Жена и диплом – одновременно: «У нас общие воспоминания»


— А как вы познакомились с женой?


— Я окончил институт, получил диплом артиста и в этот же день на Невском проспекте встретил будущую супругу. Не буду строить из себя святого – до жены у меня были девушки, но я не планировал жениться. Когда увидел Юлю, сразу понял – все, она будет моей женой.


Вообще в этом есть какая-то большая загадка мироздания — два разных человека, которые никак не связаны между собой, становятся самыми близкими на свете, а потом у них рождаются дети.


Игорь Копылов с женой Юлией на премьере фильма «Ржев».


— Ваша жена связана с театром?


— Юлия – экономист и никакого отношения к театру не имела. Но когда бывает какая-то юбилейная дата нашего курса, мне говорят: «пусть Юля всех соберет», – потому что у многих ощущение, что она с самого начала с нами. Вышло так, что, когда мы создали свой театр и кто-то должен был тащить всю экономическо-административную деятельность, режиссер Виктор Крамер пригласил ее работать к нам, не спрашивая меня.


Поначалу я очень разозлился и оскорбился, а потом понял, что это большое благо! Шучу, конечно, но Юлю мои сокурсники и коллеги любили больше, чем меня.


Юля человек честный и открытый. Все экономические взаимоотношения в нашем театре были предельно прозрачными. На эту тему был забавный случай. Однажды – а театра к тому времени уже не было лет пять – я пришел домой и увижу, что моя супруга, которая помешана на чистоте, делает очередную уборку и сияет. Оказалось, когда-то мы были с театром на гастролях в Лондоне, и она не досчиталась 500 евро. Юля решила, что они потеряны, и доложила в кассу из нашего семейного кошелька, а сейчас – неожиданно нашла: они были за обложкой одной из ее бухгалтерских книг!


Кстати, я думаю, что большая гастрольная деятельность театра «Фарсы» только укрепила наши взаимоотношения: у нас есть общие воспоминания, общие юность и молодость. Мы воспоминаем одни и те же вещи, эмоции, впечатления, города и спектакли.


Фото из архива театра «Фарсы».


— Вы не скучаете по театру?


— И да и нет. Мне даже уже немножко трудно представить себя в театре. Кино забрало все. Страшные сны о забывании текста перед выходом на сцену до сих пор конечно снятся, а вот про кино таких снов нет. Я бы сказал, что история не закончилась, кино – это как второй том той же книги.


«Не идеальный папочка». Без отпусков и семейных обедов


— А чем занялась ваша супруга, когда театр закрылся?


— Однажды мы с Юлей подумали: почему мы должны работать, чтобы кто-то занимался нашими детьми? Получается, деньги, которые ты зарабатываешь, тратишь на хорошего человека-няню? Может, тогда лучше делать это самому? После рождения первого ребенка жена вернулась в театр, а когда появилась Глафира, стала домохозяйкой. Надо сказать, что Юля – замечательная, просто блестящая мама! (улыбается)


— Вам принадлежит фраза, что в доме может быть только один сумасшедший, второй обязан быть вменяемым…


— Да, в силу профессии я могу искрить, бурлить и в семье,  несмотря на то, что я мужчина, мне это позволительно. Хотя мне хочется верить, что Юля за мной как за каменной стеной. Она знает, что в любом случае я отвечаю за благосостояние семьи – у меня годами нет выходных. Одновременно я могу сказать, что жена во многом более здравомыслящий и рассудительный человек, чем я.


Игорь Копылов (справа) в спектакле театрального объединения «Фарсы».


— Что для вас отцовство?


— Я не смогу вам это точно определить, но я всегда мечтал быть отцом – с раннего детства. Мама воспитывала меня одна, родных братьев и сестер у меня нет, и мне хотелось полноценную семью. Когда я начал взрослеть, вернулся из армии, я уже абсолютно был к этому готов. Сын родился, когда мне было 30. По тем временам я был достаточно зрелым человеком. Более того, могли сказать: «Странно, что у них нет детей!» Жена у меня помладше, но появление детей для нас обоих было очень осознанным поступком.


Я знаю, что я далеко не идеальный папочка, мало времени провожу с детьми – надо бы гораздо больше – и воспитываю их скорее личным примером. Я люблю детей, но в силу моей занятости за последние четырнадцать лет мы только три раза были в отпуске вчетвером.


— У вас существует какая-то семейная традиция?


— Какой-то особенной нет, разве что мы стараемся вместе собираться на ужин. Но недавно у нас появился маленький загородный дом в садоводстве. Мы с Юлей всегда подсмеивались над такими «дачками», а когда завели собственную, вдруг поняли, что нам там хочется бывать. Так что все семейные и дружеские сборы еще впереди. Мы совершенно не агрономы и вряд ли что будем там что-то выращивать, но сам факт, что есть место, куда мы можем поехать и провести там день два вместе, очень радует.


Игорь Копылов.


Фото из личного архива семьи Копыловых.



Мы в Яндекс.Дзен
→ 


Все фото данной статьи

Игорь Копылов: Семья как «загадка мироздания» - «Отцы и дети» Игорь Копылов: Семья как «загадка мироздания» - «Отцы и дети» Игорь Копылов: Семья как «загадка мироздания» - «Отцы и дети» Игорь Копылов: Семья как «загадка мироздания» - «Отцы и дети» Игорь Копылов: Семья как «загадка мироздания» - «Отцы и дети» Игорь Копылов: Семья как «загадка мироздания» - «Отцы и дети» Игорь Копылов: Семья как «загадка мироздания» - «Отцы и дети» Игорь Копылов: Семья как «загадка мироздания» - «Отцы и дети» Игорь Копылов: Семья как «загадка мироздания» - «Отцы и дети» Игорь Копылов: Семья как «загадка мироздания» - «Отцы и дети» Игорь Копылов: Семья как «загадка мироздания» - «Отцы и дети»



Новости по теме.


Новости по сегодя и не только.








Добавить комментарий

добавить комментарий
Комментарии для сайта Cackle

Гороскоп дня.